21:44 

Setsu Heel
- Такарада-сан, добрый вечер, - произнесла Саяко.
- Здравствуйте Саяко-сан, - тепло поздоровался президент и кивнул Рену в знак приветствия.
- Ты Кеко–чан ищешь? - обратился Такарада к актеру, заметив, как тот внимательно осматривает комнату.
- Да. Она ведь не ушла домой одна? – спросил Рен, стараясь подавить невольно поднимающееся разочарование.
- Нет. Хотя стоило бы. В следующий раз, может быть, головой бы думал, - резко произнес Лори.
Актер явно опешил от подобной фразы, ведь он уже привык к тому, что президент пытается свести его и Кеко всеми правдами и неправдами, а тут…
- Так ты даже не понял, - Такарада с грустью констатировал факт того, что Тсуруга действительно не сообразил в чем дело. – Саяко-сан, прошу прощения, мне надо быстро переговорить с Реном, так что располагайтесь. Если хотите, можете просмотреть необходимые для работы документы. Они в зеленой папке. Я скоро вернусь.
Как только мужчины вышли из кабинета, президент начал разговор:
- Рен, я, конечно, понимаю, что ты превосходный водитель, но в следующий раз лихачь на дороге только тогда, когда ты один. Ты до смерти напугал бедную девочку. Если подобное хоть когда-нибудь повторится, то обещаю, я заставлю очень сильно пожалеть тебя об этом, - после сурового выговора Лори улыбнулся, как ни в чем не бывало, - Не хорошо заставлять даму ждать, - и вернулся в свой кабинет, оставляя Тсуругу обдумывать его слова.
В словах президента звучала неприкрытая угроза, и, зная его фантазию, можно было не сомневаться, что Такарада найдет способ, который действительно подействует на Рена. По пути к гримерной Джилли Рен еще раз прокручивал в голове все события прошедшего дня, вспоминая о том, насколько он был неосторожен в словах, невнимателен к чувствам девушки. «Я просто идиот! Обидел ее утром, напугал сейчас…Сначала натворю не понять что, а лишь потом понимаю, что сделал. Если бы от этого страдал только я, то все бы было в порядке… Но причинять боль любимым людям… Причинять боль Кеко… Это недопустимо. Не знаю, хватит ли простого «прости», пусть и искреннего. Я ведь не хочу, чтобы она меня избегала, а после того, что я сделал…Кретин. Хотя, какой смысл себя ругать? Надо подумать, как можно все исправить», - подумал Тсуруга, входя в гримерную Джилли.
- Кеко, я как профессионал говорю, что тебе стоит носить вещи зеленого цвета: они не только прекрасно оттенят твои волосы, но и подчеркнут цвет глаз, - Вудс выносила из своего необъятного гардероба вещи зеленого, изумрудного, салатового цвета. – Ах да, еще можно попробовать вещи белого цвета. В общем, может, тебе самой что-то понравится? Не стесняйся, подойди, посмотри.
- Но этого всего уже слишком много… - попыталась возразить рыжевласка.
-Если для роли, то совсем немного, - прервала ее Вудс. – Ты просто представить не можешь, сколько некоторые актрисы берут одежды, нужной для роли.
- Я не в этом смысле… Как же я все донесу? – растерялась Кеко, с чисто женским интересом разглядывая красивую одежду.
- О, добрый вечер, Рен, - только сейчас заметила актера стилист.
- Здравствуйте, мисс Вудс, - поздоровался Тсуруга и, не обращая никакого внимания на возмущение Джилли по поводу того, что к ней обращаются так формально, произнес: - Я помогу тебе донести все эти вещи, Кеко-чан.
- Спасибо, - только и произнесла девушка, понимая, что ей самой никак не удастся унести всю необходимую одежду, которой набралась целая гора благодаря стараниям Джилли. - Я думаю, мне пора, - спохватилась Могами, взглянув на время, высветившееся на экране мобильного. Джилли-сан, огромное спасибо вам за чай. И за одежду тоже, - рыжевласка опасливо покосилась на перегруженного свертками и пакетами с одеждой сенпая, боясь, как бы ему не было слишком тяжело, и про себя решив, что как только они подъедут к ее дому, то она все потащит сама.
- Пожалуйста, - улыбнулась женщина, прощаясь с актерами, а про себя сетуя на двух прекрасных, не безразличных друг другу людей, которые до сих пор не вместе только из-за своей недогадливости и нерешительности.
Выйдя из здания, Тсуруга поставил пакеты на заднее сидение машины, а сам сел за руль. Кеко молча опустилась на соседнее сиденье. Но вопреки ее ожиданиям, Рен не завел Порше, а продолжал сидеть, как-то странно глядя на нее.
- Тсуруга-сан, что-то не так? – не выдержав этого непонятного ей взгляда, спросила девушка.
- Прости меня, - выпалил брюнет, а потом, словно собравшись с духом, начал: - Для начала - за сегодняшнее утро, за то, что сказал, не подумав.
- Да ничего страшного. Я совсем не обиделась, - ответила Кеко, а потом будто со стороны осознала насколько неестественно прозвучал ее ответ.
- Обиделась, - немного грустно улыбнулся парень. – Прости…
- Тсуруга-сан, я и в самом деле так сильно надоела вам за эти дни? – Могами опустила голову, чтобы в темноте скрыть слезы, подступающие к глазам.
- Вовсе нет, - Рен повернулся голову в сторону Кеко и, протянув руку, ласково убрал озорную рыжую прядку за ушко девушки.
« Мамочки… Да это же Король Ночи, - мелькнула мысль в тот момент, когда рыжевласка просто подняла голову и взглянула в невероятно притягательные серые глаза. – Зачем? Зачем вы на меня так смотрите, когда я для вас так мало значу?» - отчаяние столь явственно проступило на лице Могами, что актер резко отдернул руку словно ужаленный.
« Заставить ее полюбить меня? Да это же абсурд», - как-то обреченно подумал мужчина, но решил продолжать разговор:
- И за то, что напугал тебя сегодня, тоже прости.
В словах брюнета не было ничего особенного, но тон, каким он произнес их – проникновенный, грустный, полный раскаяния, сожалений и угрызений совести – заставил сердце Кеко биться быстрее.
- Ничего страшного. Я в порядке, - в первый раз за этот вечер улыбка озарила лицо девушки, которая не смогла устоять перед искренним раскаянием Рена.
- Ну вот и хорошо, - улыбнулся в ответ актер. – А в качестве извинений я сделаю тебе подарок.
- Не надо! Одних извинений более чем достаточно, - испуганно залепетала Кеко.
- Но мне очень хочется, - Тсуруга смотрел щенячьими глазками.
« Такое выражение лица… Лучше согласится, все равно ведь уговорит…» - вздохнула рыжевласка, а потом произнесла:
- Хорошо. Только недорогой, ладно?
- Договорились.
Порше плавно и легко двигался по дорогам Токио. Через некоторое время машина подъехала к улочке, по которой Кеко обычно возвращалась в Дарумаю.
Быстро отстегнув ремень безопасности и выскочив из машины, Могами попросила сенпая помочь достать одежду с заднего сиденья автомобиля.
- Кеко-чан, я провожу тебя домой, - не допускающим возражений тоном произнес брюнет, закрывая дверцу машины и на всякий случай прихватывая с собой не только пакеты и свертки с вещами, но и папку с бумагами.
«Саяко мне часто говорила, как опасно оставлять ценные документы в машине, пусть и запертой, - вспомнил Тсуруга.- А ведь от этих документов зависит будущее Кеко, следовательно, они бесценны».
- Ну что, идем? – включив сигнализацию, спросил актер.
- Да, конечно. И раз вы все-таки провожаете меня, то я обязательно накормлю вас ужином, - произнесла девушка, бодро шагая по тротуару.
Добравшись до Дарумаи, Могами вынула ключ из кармана и открыла дверь.
- А разве хозяева еще не вернулись?- спросил Рен, заметив, что не только во всем ресторане, но и в жилых комнатах сверху нет света.
- Да, их пока нет. Они должны приехать завтра. Поставьте, пожалуйста, пакеты вон туда, - снимая обувь, Кеко указала на полку в большом шкафу в прихожей.
- Кеко-чан, а разве ты не думаешь, что опасно приглашать мужчину поздно вечером в дом, тем более когда ты одна? – опуская пакеты на указанное место, поинтересовался Рен.
- Да нет. Во-первых, это вы, а во-вторых, воровать здесь совсем нечего: вещи хоть и красивые, но недорогие, а деньги хозяева хранят в банке.
- Кеко-чан, я не это имел в виду…Есть вещи похуже ограбления…
- Не думаю, что кому-то в голову придет меня убить, - беззаботно рассмеялась рыжевласка. - К тому же, я никого кроме вас сюда и не приглашала, да и сомневаюсь, что кого-то приглашу.
Последняя фраза девушки не только согрела душу, но и напрочь отбила у актера желание продолжать читать лекцию о безопасности.
- Ты говорила, что накормишь меня ужином? – брюнет сам до глубины души удивился своим словам, ведь он всегда относился к еде с равнодушием.
- О, так вы и в самом деле очень голодный, раз просите ужин, - довольно произнесла Кеко. – Подождите немного, через полчаса еда будет готова.
Разувшись, Рен прошел на кухню, где Могами уже начал приготовление еды.
Присев на стул, Тсуруга залюбовался этой хрупкой девушкой с золотистыми глазами, замечая, сколько усердия она вкладывает в обычный ужин. Вот она тихонечко прикусила губу, что-то мешая в сковородке, а непослушная челка упала прямо на глаза. Так хотелось подойти и убрать эту прядку волос, также как тогда, в машине, а потом поцеловать. Целовать до тех пор, пока она напрочь не забудет про ужин… Хотел. Но не мог. Не мог по стольким причинам, что половину, наверное, и не вспомнил бы сразу.
« Если бы я мог вообще забыть про барьеры между нами», - тяжелый вздох вырвался из груди мужчины.
- Не вздыхайте так, ужин уже готов, - Кеко со сноровкой профессионального повара раскладывала еду на тарелки. – Простите, что еда такая простая. Правда, это блюдо я придумала сама. - Попробуете? – неуверенно спросила девушка.
- Разумеется, - произнес Тсуруга, отправляя в рот первый кусочек, потом второй, третий…
- Ну? - не выдержала рыжевласка.
- Превосходно, - вынес свой вердикт дегустатор.
- Правда? – с долей сомнения спросила Кеко.
- Да, - ответил Рен, а потом, видя, что Могами еще не до конца поверила ему, произнес: - Скорее всего я попрошу добавки.
Счастливые огоньки заплясали в глазах девушки, а на щеках появились ямочки от улыбки.
« Ради того, чтобы видеть ее такой, я готов на все. Даже умереть от переедания» - проскользнула мысль в голове Тсуруги.
Неожиданный звонок в дверь прервал трапезу.
- Кто бы это мог быть? Может, хозяева решили вернуться раньше? – удивилась Кеко и, отодвинув тарелку с едой, встала из-за стола. – Пойду, посмотрю.
-Я с тобой. Ведь уже довольно поздно, мало ли что … - брюнет проследовал в прихожую вслед за рыжевлаской.
Кеко, видимо, уже посмотревшая в глазок двери, стояла очень бледная.
- Кто там? – довольно тихо спросил у девушки актер, на случай, если у человека, стоящего перед входом, окажется чуткий слух.
- Она, - то, каким тоном произнесла это слово Могами, не оставляло сомнений в том, кто мог быть за дверью. Девушка жалобно взглянула на своего сенпая. – Я не хочу открывать, не хочу ее видеть, не хочу, чтобы она снова…
- Кеко-чан, послушай меня внимательно, - Рен аккуратно приподнял девушку за подбородок, заставляя ее посмотреть ему в глаза.- Ты больше не маленькая, беззащитная девочка, какой была когда-то. Ты много добилась и еще большего добьешься в будущем. Не смей сейчас даже думать о бегстве. Не позволяй ей унижать себя. Тем более, ты сейчас не одна. Я рядом с тобой сейчас.
«И всегда», - мысленно добавил актер.
- Хорошо, - Могами взглянула на Рена. – Я справлюсь. Спасибо, - заметно успокоившись, рыжевласка повернула ключ в замке, открывая дверь той, которую еще в детстве Кеко прозвали «ледяной королевой».

URL
Комментарии
2011-09-15 в 04:09 

Adeline Monnier
I'm prisoner in paradise
Ух, какая мне радость перед рабочим днем :inlove:Аригатооо!!!))))):woopie:

   

Дом демоненка

главная